Iana4

Riad Sattouf, Les Cahiers d'Esther - Tome 5: Histoires de mes 14 ans



Честно говоря, про эту книжку - точнее, альбом - я хотела написать быстренько, по порядку и для порядка, потому что о чём вообще тут говорить? Ясно же - выход нового альбома Риада Сатуфа, будь это "Араб будущего" или "Дневники Эстер", может означать только одно: бросай всё и скорей читай, зря что ли так ждёшь каждого следующего?
И тут я обнаружила, что, оказывается, ни разу здесь не написала про Риада Саттуфа!  И это совершенно недопустимое упущение, потому что такого талантливейшего человека - автора и художника BD, режиссёра и актёра, да просто умного, остроумного и весёлого человека - ещё поискать.
Les Cahiers d'Esther - "Дневники Эстер" - это серия альбомов, они выходят раз в год, и каждый раз это год из жизни девочки Эстер. Первый том  был про её десять лет и вышел в 2015 году, в конце прошлого года вышел пятый - про её 14 лет. Это по сути сборники коротких историй в мини-BD - каждая на страницу. Сначала они публикуются в L'Obs, а потом собираются в альбом, выходит по альбому в год, закончиться серия должна 18 годами Эстер, так что нам есть чего ещё поджидать.
Саттуф не скрывает, что у Эстер есть прототип, и что многие истории почти непридуманные. Иногда в них ничего сверхестественного нет, это просто кусочек жизни девочки-подростка, возможность взглянуть на окружающее её глазами, не поговорить на её языке, но немного его послушать. Вообще Саттуф здорово попадает на одну волну с молодыми и юными - не заигрывая, не подстраиваясь, а вот прямо умеет про них рассказать. И их показать, кстати - его фильм Les Beaux gosses (первая роль в кино Венсана Лакоста) получили всякие премии. Следующий фильм, Jacky au royaume des filles, не особо известен, считается даже провальным. Главная мужская роль (если можно так сказать, хотя мужская конечно) опять у Венсана Лакоста, в главной женской роли (если можно так сказать, хотя конечно женская) Шарлотта Генсбур, остальные роли - просто актёрский букет. У фильма наверняка есть недостатки, он несколько затянут, но ему не отказать в фирменном Саттуфовском чувстве юмора и оригинальности сюжета - это то ли притча, то ли пародия на притчу, действие которой развивается в условной стране, где вся власть у женщин, мужчины лишены почти всех прав и находятся в полной зависимости от женщин, фактически под диктатом. Это очень смешно (и грустно - потому что зеркало кривое), к тому же есть причины вдруг иногда вспомнить про Свифта и его гуингнмов - а я считаю, что если что-то заставило вас вспомнить про Свифта, и особенно, про гуингнмов, отмахиваться от этого чего-то не стоит.
Сам Саттуф иногда появлялся в эпизодических ролях в фильмах своих друзей из авторского кино - Сфара, Ноэми Львовски, да и в своих - но роли небольшие, так что пусть будет фотография из жизни:



Я начала читать Сфара не с "Эстер", а с "Араба будущего", причём когда уже вышли два или три тома. Про эту серию я расскажу, когда напишу о новом, вышедшем в конце прошлого года пятом томе (теперь уж обязательно напишу). А  пока пусть будет мультик - я только что обнаружила, что по "Дневникам Эстер" были сделаны анимационные фильмы, уже есть три сезона (10, 11 и 12 лет). Фильмы есть на Ютубе, я не смотрела, но самый первый вставлю сюда.



На русском вроде бы тоже есть или должны быть в будущем.
Iana4

Александр Соболев "Грифоны охраняют лиру"

56183819. sy475

Оказывается, уже ровно месяц, как я эту книжку прочла, и ведь обещала dyrbulschir прочитать её вне очереди (слово сдержала), и отозваться письменно - а с этим что-то застопорилось...
Если по порядку - страшно захотелось мне прочитать эту книгу после отзыва dyrbulschir. Потом я обнаружила и другие отзывы, в том числе от моих френдов - все отличные, но очень лаконичные. Лучшая рецензия однозначно у Лады, автор должен быть ей за это благодарен, вот ссылка на этот пост.
Из рецензии я запомнила основное - что роман увлекательный и филологический. Мне большего и не нужно, по остальному тексту рецензии я проскользнула, чтобы случайно не узнать заранее чего лишнего.
И вот я начинаю читать - и всё сбывается. Странные (хотя не такие уж труднопреодолимые) первые страницы, сюжета ещё нет - но как здорово придумано, что это альтернативные 50-е годы в России, где в 17-м победили не большевики. Странные герои, главный  - не очень понятный, но притягательный странным обаянием. Текст такой, что погружаешься, не хочется отрываться, пусть пока что непонятно, но так здорово читать узнаваемое или точно подмеченное:
"его жизнь была пропитана мелкой назойливой мистикой: идя по улице, он перешагивал через трещины в асфальте" (и у кого иначе?)
"метафоры казались ему не просто симпатичными, а какими-то внутренне уютными"
"На этом фоне редкое, но случающееся у некоторых особей нашего биологического вида умение шевелить ушами представляется редким и ценным талантом, почти божественным даром"?(я вот честное слово всю жизнь так считаю, а вы? :))
"
распространенную еще несколько десятилетий назад идею о том, что жизнь следует за литературой" (а разве нет?)
Или о степени владения языками - на одних можно читать, не вставая с кровати, а на других - сидя за стлом. Поняли, в чём разница? :))
Ну и так далее - именно такой текст, "в котором хочется жить", а ещё в  нём хочется гулять, потому что с самых первых страниц московская топонимика возникает таким образом, что немедленно разворачиваешь карту Москвы, следишь за перемещениями героя, задаёшься вопросом, случайны ли все эти "лермонтовские места". А тут и персонажей становится всё больше, и сюжет, кажется, начинает проступать - и его тут же, как лианы, обвивают другие истории, не говоря уже о сюжетах неуловимого писателя Шарумкина.
А потом герой, и мы вместе с ним, покидаем Москву, и тут-то автор начинает меня терять. Вернее как - чтение по-прежнему увлекательное, но казалось бы - что-то должно проясняться, а непонятного становится всё больше. И в какой-то момент (случайно!) обнаруживаешь, что страниц осталось так мало, ясно, что автор всего не объяснит, и появляется такое не слишком приятное чувство, что как читатель, ты проскочил мимо чего-то важного.
Закончив книгу, я вернулась к Ладиной рецензии и обнаружила, что она куда более талантливый читатель этой книги, чем я. (И почему, "выехав из Москвы", я не сообразила взять карту?!!! С моим-то географическим кретинизмом - я только в городах хорошо ориентируюсь...)
В общем, надо мне книгу перечитывать, пока что я ей даже оценку на Гудридзах не могу поставить.

Iana4

Первый пост в новом году

Вот прямо каждый раз не знаешь, с чего начать первый пост в новом году. Итоги все подводили ещё в декабре (я опять опоздала), принимать волевые решения на будущий год, ставить цели и брать обязательства вроде уже не модно, да и времена для долгосрочных планов не очень подходящие. Просто написать что-то пафосное и воодушевляющее у меня точно не получится...
А то можно ещё сделать вид, что ничего особенного не произошло, и продолжать рассказывать про следующие за Нотомб книжки (а были хорошие). Собственно, я так и собиралась поступить, тем более что новогодняя ночь оказалось странной, условных курантов я услышать не смогла и бокал поднять не смогла, так что новый год наступил без моего активного участия, но первое января, оказавшееся таким образом совсем не лишним днём, внесло свои коррективы.

И всё же  сначала, чтобы как-то отметить переход, предложу в качестве новогодней открытки подправленную моей новой любимицей Клемантиной Мелуа обложку одной из любимых книг, как бы напоминающую нам о том, что комендантский час по-прежнему не отменён:



Обложка была опубликована 15 октября, на следующий день после первого введения комендантского часа. Сейчас она бы выглядела несколько иначе, но идея понятна. А я про Клемантину Мелуа тогда и не знала ещё...

Кстати увидела я эту фотографию в ФБ самой главной Клемантины в моей литературно-читательской жизни, Клемантины Бове, и это - весьма удачное совпадение.

Потому что дело вот в чём. Я решила ответственно подойти к выбору книжки, с которой войду в 2021 год, поэтому 31 декабря начала роман Коу The Closed Circle. Можно сказать, что у Коу я всегда люблю всё, так что особо тревожиться было не о чем, этот роман - продолжение недавно прочитанного The Rotters' Club, и чтение действительно оказалось увлекательным и вполне захватывающим. Но первого января, почитав с утра Коу, я, уж не знаю почему, сунула нос в русский перевод Les petites reines Клемантины Бове... и пока не дочитала, так вызволить его оттуда не смогла, хотя книгу я читала в оригинале, отлично её помню, а в переводах то, что могу читать в оригинале, не читаю - могу полистать перевод, посмотреть отдельные места, но вот чтобы целиком - никогда! А тут опять...








(фотография издательства Самокат и личные фотографии Клемантины Бове)

Первой переведённой на русский язык книгой Бове была Songe à la douceur, в русском переводе удачно превратившаяся в "Ужель та самая Татьяна?" Я сейчас не буду про издательскую политику, даже если меня кое-что удивило в том, как позиционировали книгу в рекламной кампании, и даже если я была убеждена, что первой нужно было переводить Les petites reines - я была рада, что хоть что-то перевели! И конечно не могла не любопытствовать - как? Мало того, что это роман в стихах - там меняется размер, там масса реалий и аллюзий, там игра с полиграфией... Короче, множество трудностей, и мне было любопытно, как переводчик с ними справится. Переводчиком был Дмитрий Савосин, к переводу некоторых фрагментов он привлёк очень юных коллег, чтобы герои действительно говорили как молодёжь, а не имитировали молодёжный язык. Честно скажу - справились они все хорошо, даже отлично, но читать книгу в переводе мне было скучно. (А в оригинале - не скучно, я просто с напряжением следила за сюжетом, который знаю не один десяток лет.) Не могу объяснить, в чём дело - языковые и технические трудности переводчик преодолел, даже некоторое хулиганство текста передал, а шарм куда-то делся, и чтение по-русски ой как далеко было от наслаждения от чтения в оригинале.
Les petites reines (в переводе "Королевишны #3 колбаски") - формально роман более детский, но это та самая "детская" литература, от которой взрослому не оторваться. Не буду повторять то, что уже писала, но там столько юмора, такой ритм, столько точных описаний и попаданий, столько языковых игр, спрятанных аллюзий (как всегда у Клемантины), что проглатываешь книжку, а потом в растерянности - что, уже всё?
Переводчиком на этот раз был Тимофей Петухов - человек судя по всему молодой и однозначно очень талантливый, и главное - именно такой переводчик, какой должен быть у книг Бове! Самой популярной книжке Клемантины Бове очень повезло (ровно как и Тимофею Петухову повезло переводить такую книгу). И будь я издателем, я бы точно знала, какую из её книжек не страшно перевести теперь...
Я давным-давно твержу, что те, кто читает по-французски или даже ещё только учит язык, должны непеременно и как можно скорей читать Les petites reines. Теперь же я могу утверждать, что и русский перевод смело могут читать все. Начните новый год в хорошем, даже отличном настроении!

А пост в конце концов при таком обилии Клемантин получился вполне новогодним. Bonne année, meilleurs voeux... et surtout, la santé ! :)))

Iana4

Amélie Nothomb, Les aérostats

Les Aérostats par [Amélie Nothomb]

Уж не вспомню, сколько лет тому назад я решила перестать читать книги Амели Нотомб (буду использовать принятую в Росии транскрипцию).
Решение приняла не просто так, а долго сначала оставляла шанс - эти короткие не романы даже, а повести (надо бы настойчивее вводить во французский язык термин novella), быстро обрывающиеся, кажущиеся главами одного большого романа, этюдами к нему, должны были бы вылиться в настоящий роман, ведь очевидно, что автор талантлив! Но ничего не менялось, и мне надоело ждать, я перестала читать Нотомб и почти от этого не страдала.
Слово "почти" важно, так как сама Амели Нотомб мне всегда была симпатична, мне не мешала её экстравагантность и часто нарочитая парадоксальность, которые к тому же видоизменялись с годами, и мне всё интереснее было слушать Нотомб. И в этом была какая-то неправильность - слушать писателя, ценить, но не читать его книги. Я стала задумываться - не попробовать ли вновь, но всё как-то не случалось, пока совсем недавно я не услышала, что в последнем романе героиня - филологиня, и вообще там о книгах. Это всё показалось мне очень удачным, к тому же я подумала, что на самый крайний случай в книге непременно будут не известные мне очень экзотические слова (это почти фирменный знак Нотомб), так что совсем зазря времени не потеряю.
И таки потеряла, хорошо, что часа полтора всего, роман очень короткий.
Главная героиня - Анж (ангел!), девятнадцатилетняя студентка-филолог, живёт в Брюсселе, делит квартиру с другой молодой женщиной по имени Донат. Эта Донат имеет право в самом начале на довольно интересный психологический портрет - непонятно зачем, впоследствии она никакой роли в романе практически не играет. Анж становится репетитором по литературе у молодого человека по имени Пий (!!! да, необычные имена Нотомб тоже любит), страдающего дислексией. Отец юноши почти безгранично богат, но при этом он сам и его жена, мать Пия, не просто странноватые, а явно больные на голову.
Честно говоря, я считаю что в этой книжке и сюжет не жалко разгласить, но не буду. Поделюсь всё-таки методами борьбы с дислексией, которая, наверное,в данном случае просто-напросто нежелание читать, но это даже не имеет значения, настолько хороши методы. Всё очень просто. Она приходит, очень авторитарно даёт ему задание прочитать за два дня "Красное и чёрное" Стендаля, что он и делает. Почему? Ну, предположим, девушка ему понравилась...Это мы пока очень сильно предположим, ну да ладно. Книжка ему не понравилась, но вроде бы дислексии больше нет, всё в порядке.Следующее задание - прочитать "Илиаду". Её он за один день осилил. Ну и так далее. Встречаясь, они немного говорят о книгах, это немного интересно, но на этом всё. И вообще хорошо, что я пообещала не пересказывать сюжет, потому что сейчас поняла, что если бы начала, то мне быстро стало бы неловко за автора.
Концовку я вообще не поняла. Не преувеличиваю - от книжки осталось впечатление какого-то недоразумения. Ни филологиня, ни "про книжки" ничего не спасают.
Мало того, что страниц немного, сам текст - это преимущественно диалоги. И даже не читая вслух, просто слышишь голос, интонации, синтаксис самой Амели Нотомб. Всё время, словно она говорит сама с собой. И я даже не могу предполагать, преднамеренно оно или нет, есть ли в этом какой-то дополнительный смысл.
И никакого бонуса, потому что просто_ни_одного экзотического, редкого или необычного слова!

Разочарована.

Iana4

My darling Clementine

Признаюсь: в моей читательско-литературной жизни появилась новая Клемантина. Это произошло два дня назад, и это была любовь с первого... не взгляда, хоть это было бы и логичнее, а слога - потому что услышала я её и про неё совершенно случайно в передаче Франс-Интер Remède à la mélancolie, которую иногда и скорее редко слушаю в подкастах. А тут случайно зацепила в реальном времени - и всё, конец мне.

Самая главная Клемантина в моей читательско-литературной жизни - Клемантина Бове. Новую зовут Клемантина Мелуа, выглядит она так:
Dehors, la tempête": plaisantes digressions de l'auteure Clémentine Mélois  - Nice-Matin

А в очках так:
L'écrivaine Clémentine Mélois, 2019

Клемантине Мелуа 40 лет, она художник, скульптор, фотограф, писатель. С 2017 года - действительный член Улипо. Из передачи я узнала:
- что первую свою писательскую премию она получила в девятилетнем возрасте - это были 365 хороших книжек
- что она коллекционировала списки покупок (и я, и я собирала их, забытые на дне продуктовых тележек!), а потом выпустила инспирированный ими сборник текстов Sinon j'oublie
- но что вообще-то она пишет и детские книги (серии про Жан-Лу, Собак-пиратов и Дорогую Бертий)
- что у нас во многом совпадают вкусы
- что есть такой автор и исполнитель Давид Кастелло-Лопес, и даже выучила его абсолютный хит "A l'arrache...":



Это не единственный его шедевр, см. канал на ютубе.

- как играть в игру "Википедия"...

...и многое-многое другое.

В то же вечер я проглотила её книжку Cent titres (Sans titre?)
Amazon.fr - Cent titres - Mélois, Clémentine - Livres

- это сборник из ста книг со спародированными обложками и объяснениями, в чём дело. Это тема для ff_french, здесь покажу просто несколько фотографий, чтобы было понятно и лучше видно, чем на обложке выше:
Du web au livre : un nouveau filon pour l'édition







Cent titres

CLÉMENTINE MÉLOIS : "PASSER POUR UNE PUNK NE ME DÉRANGERAIT PAS"

Слушать передачу, которая может изменить вашу жизнь, здесь.
Iana4

Ирина Фуфаева "Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция"

Как называются женщины. Феминитивы: история, устройство, конкуренция

Покольку я слушаю разные подкасты и читаю статьи о языках вообще и о русском в частности, про эту книгу я знала уже относительно давно, она была у меня отложена. Напомнил о ней отличный пост nadinefrancaise, тут-то я до неё наконец добралась.

Книжка действительно очень интересная, вполне обстоятельная и серьёзная, читается при этом очень легко. Автор молодец, сумела найти тот самый стиль, необходимый для "учения с увлечением", "занимательной ..." (подставить нужное слово, в данном случае лингвистики) и т.д., что совсем не  так легко, как может показаться. Зачем-то (надеюсь, она не сама, а редактор заставил) время от времени, неожиданно, спорадически, нерегулярно и ни к чему  в текст вставляются разговорные словечки, зачем - я так и не поняла, но это мелочь.
Что же касается содержания и изложения - просто отлично.
Над проблемой феминитивов в русском языке я думала мало, хотя в курсе дебатов и битв. Просто сама я использую слова, как привыкла, а в чужих текстах мне новопридуманные не попадаются. Но мнение о некоторых конечно имею. Это про словообразование.
Про употребление, внедрение и необходимость я размышляла в основном в связи с французским языком, где этот вопрос тоже на повестке дня, и я бы сказала, что здесь новые феминитивы образуются и входят в речь легче, чем в русском - или это мне так кажется, потому что язык хоть и как родной, но всё же не родной? Во-первых, иногда они видны только на письме и в  артикле: le ministre - la ministre, l'auteur - l'auteure. А во-вторых, если кому-то этого недостаточно и хочется чего-то суффиксального, то можно и autrice вместо auteure - выглядит это хоть и непривычно поначалу, но логично, органично и даже элегантно. Кстати, о наболевшем - если "автор" появился в русском от этого самого "auteur", то позаимствовать autrice, чтобы получить "автрису", вряд ли получится, и Ирина Фуфаева в своей книжке объясняет почему.
Начинается книга с объяснения, что такое вообще эти феминитивы, а потом идёт интереснейший исторический экскурс - кому-то может показаться длинноватым, но без него никак, и примеры там все такие интересные! Самая животрепещущая часть про современное словообразование. И хоть любому ясно, что Ирина Фуфаева не решит все вопросы, о которые поломано столько копий, не даст готовых рецептов, а вот всё-таки кое-что она предлагает... И решение не обязательно в суффиксах.
Потому что главный герой книги именно он, суффикс! И уверяю вас, что читать про морфологию слов, семантику и стилевую окраску суффиксов в этой книжке интересно так же, как если бы это был приключенческий роман.
С одной стороны, в книге много примеров - с другой, она в разных главах и разных (история и современность, словообразование,стилистика, согласование) возвращается  к одним и тем же, и это очень хорошо, всё становится яснее и нагляднее.
Построение книги очень логично - иногда у меня возникал вопрос или возражение. и тут же, буквально в следующей главе, Ирина Фуфаева на это "реагировала". Я невероятно ценю, когда в книжках выходит такой диалог.
Ещё мне понравилось, что автор(...) не выдаёт своей "идеологической" позиции (во всяком случае не выдаёт её явно) - она не "за" и не "против" феминитивов, феминистов (почему это слово всегда употребляется в женском роде кстати?) и суффиксов, она просто рассказывает как оно было и почему и что происходит сейчас.

А вот моё отношение к новым феминитивам и даже к "инклюзивному письму" (про это в книжке совсем чуть-чуть и не на примере французского - жаль, он убедительней)  в последнее время и вне связи с книгой Фуфаевой изменилось, от полного неприятия до определённой симпатии.

Но вернёмся к книге - рекомендую!

Iana4

Догоняя пятницу, которую c понедельника перенесли на вторник

Добежать быстрее Гонкура мне удалось (см. предыдущий пост), теперь надо догонять Пятницу. Пятницу не из "Робинзона Крузо" Дефо, а скорее из романа Турнье "Пятница, или Тихоокеанский лимб" - я про Премию Пятницы, премию за произведение юношеской литературы, которая должна была быть вручена в понедельник 2 ноября, но опять-таки из солидарности с книжными объявление результатов было перенесено на вторник 1 декабря.
Среди финалистов моя chouchoute Клемантина Бове с романом Âge tendre, который вышел ещё в августе и который я сразу же прочла, но до сих пор так ничего и не написала. Я не уверена, что успею написать пост завтра, поэтому пусть будет хотя бы эта маленькая записочка-напоминание. А книжка отличная, можете мне поверить.

Âge Tendre

Iana4

Hervé Le Tellier, L'Anomalie

Скорей-скорей рассказать про эту книгу. Куда уж скорей – я только вчера её закончила, но скорей потому что, если я не ошибаюсь, Гонкура объявят завтра, а этот роман - один из четырёх финалистов.
(Гонкура из солидарности перенесли с начала ноября на «когда снова откроются книжные, но не позже конца ноября». Ну, книжные открылись вчера, конец ноября завтра, но как же с рестораном?!!! Они ведь в ресторане Друан заседают! А рестораны у нас ещё закрыты, до средины января как минимум...)

Эрве Ле Теллье – не начинающий писатель, если посмотреть его библиографию, легко убедиться, насколько она обширна и разнообразна – есть там и новеллы, и романы, и пьесы, и журналистские публикации, и оперные либретто, и множество изданий в Библиотеке Улипо. А если посмотреть биографию, узнаем, что по образованию он сначала математик, потом журналист, лингвист, работал также издателем. Математик и лингвист – идеальный профиль для Улипо, ну так он и является его членом с 1992 года, а с 2019 – председателем.
Раньше я романов Ле Теллье не читала, а этот очень заинтересовал, захотелось прочесть до того, как объявят Гонкура – и это было несложно, потому что не оторваться.

« L’anomalie », Hervé Le Tellier : est-on prêts à faire face à l’irrationnel ?

Я и вообще-то против пересказывания сюжета, а здесь это было бы просто в вышей степени непорядочно, потому что читается эта книга просто запоем и саспенса в ней достаточно.
Вчера я не удержалась и взорвалась маленьким постом в ИГ и ФБ, в котором назвала роман улипийским и нолановским. Всё чистая правда, но главное – ничего не бойтесь. Улипийскость – в некоторых фразах, аллитерациях, скрытых цитатах из Итало Кальвино, например, или аллюзиях с Переком (описание персонажей, например, и ещё концовка очень напоминает ритм в конце Une vie. Mode d’emploi), и я наверняка ещё многого не заметила (например, там неожиданно есть абзац, с инспирированными и закрученными друг на друга метафорах – мне кажется, это неспроста, но в чём там дело, я не поняла). Ещё иногда взгляд на себя со стороны – улипийский с оттенком Эшноза. Об Эшнозе вспоминала всё время и читая жизнеописание одного из персонажей. Если чего-то такого не заметишь, жалко конечно, но это только бонус, на понимании никак не скажется.
«Ноланство» - в (главном) повороте сюжета, который раскрывать не буду, а расскажу о книге так:
Она начинается с нескольких (интересных! так не всегда бывает) эпиграфов, а потом идёт череда глав-портретов, в каждой из которых рассказывается о жизни одного из персонажей. Персонажей предположительных – все истории очень интересные, но усмотерть какую-либо связь между ними невозможно, кроме того, что они в марте летели  рейсом Париж-Нью-Йорк. Самолёт попал в зону весьма суровой турбулентности, был слегка повреждён, но благополучно приземлился. Никто из описываемых людей друг с другом не общался, все сошли с самолёта и разошлись по своим делам. Что с ними было дальше – про одних мы узнаем сразу, про других нет, но для всех описываемые жизненные ситуации закончатся весьма одинаковым, неожиданным и весьма странным инцидентом.
Каждая глава предварена указанием даты и места действия. В какой-то момент мне надоело возвращаться и проверять, в одно ли и то же время происходили события, даже пожалела, что не стала записывать. Но на самом деле этого и не нужно, потом всё встанет на свои места и разъяснится.
Потому что очень скоро автор так «твистанёт» сюжет, что вы уже просто не сможете выпустить книгу из рук – все части пазла (ку-ку, Жорж Перек) встанут на свои места, а задуматься придётся над чем-то таким, на что ответа нет ни у кого.
Повторяю – практически триллер, подлинный page-turner, увлекательнейший роман, да ещё иногда и смеёшься в голос, а потом задаёшься вопросом, где кончается первый и начинается второй degré. А потом проходят дни,  о сюжете уже не думаешь, зато словно поднимаются ближе к поверхности  всё новые, глубинные пласты книги, серьёзные, иногда грустные. Часто нам французская литература такие подарки делает? Ясно, что всем остаётся сделать в срочном порядке?
Iana4

Размышления о книжных клубах и "Собиратель рая" Евгения Чижова

В конце предыдущего поста я написала, что вместо того чтобы продолжать блаженствовать исключительно с самыми хорошими книжками я собственными руками это дело прервала, записавшись на собрание нового книжного клуба (онлайн, разумеется), а поэтому мне, закончив  в пятницу роман Коу, нельзя было взять другой его роман или сказку Роулинг, а надо было к раннему вечеру понедельника читать роман Евгения Чижова «Собиратель рая».
Объяснюсь по порядку. Мне хочется воскликнуть: «Я люблю книжные клубы!», но это будет не вполне правдиво. Потому что изнутри я знакома только с одним – нашим местным читательским кружком, организованным, как и надлежит, носительницей англосаксонской традиции в самом начале двухтысячных, и куда меня пригласили совершенно не известные мне люди в 2003 году. Я сходила на первое собрание из любопытства и решила, что, наверное, больше не пойду. И разумеется, потом ходила туда каждый месяц в течение долгих лет.
Кружок наш совсем не типичный – он немногочислен (нас никогда не было больше семи-восьми человек, а попытки новеньких «влиться» удались за всё время только двум или трём человекам), мы никогда не читали одновременно к одному собранию одну и ту же книгу (один раз попробовали – не понравилось, но, может, книга такая была), а просто собирались, приносили прочитанные книги и рассказывали о них. Книги приносили, чтобы одалживать друг другу, они ходили по кругу, поэтому некоторые книжки мы таким образом обсуждали неоднократно на протяжении года (и такое было возможно только потому, что они этого заслуживали, это был фактически естественный книжно-читательский отбор).
Но  года два назад мне не то что надоело, но энтузиазм мой начал иссякать. Я перестала брать почитать книжки – и cвоё-то из того, что непременно хотелось, не успевала читать, к тому же читаю я не только по-французски, так что... Но продолжала ходить – мне очень нужно говорить о книгах, мне нужна обстановка читательского клуба или кружка. Чувствовалось, что дышать кружку всё тяжелее, было очень жаль, но что делать. Из-за вируса мы уже больше года не собираемся, и думаю, кружку уже не оправиться, но с другой стороны, лучше уж так исчезать, чем если б мы его своими руками...

Года три назад  наша муниципальная библиотека тоже решила организовать читательский клуб. Я не смогла присутствовать на первом собрании, на котором библиотекари представляли новинки нового осеннего литературного сезона, пришла на второе, на котором было очень много народу и, по замыслу организаторов, прочитавшие что-то из этих новинок должны были поделиться впечатлениями, ну и про другие книги рассказывать не возбранялось. И тут я в очередной раз убедилась в том, о чём и так знала – всё-таки нужно говорить о книгах на одном языке. Вот в нашем читательском кружке не у всех вкусы совпадали (хотя большей частью совпадали), но когда люди рассказывали о книгах, независимого от того, что именно о них говорили, я сразу и всегда безошибочно понимала, нужна мне эта книга или нет. А тут, на большом собрании случайных и не известных мне людей как что понять?... Тем более некоторые с придыханием говорили о книгах, которые я уже читала и про которые знаю, что они просто плохие.
Этот читательский клуб долго в таком формате не просуществовал, людей стало приходить совсем мало, и библиотекари просто рассказывали о новых приобретениях, которые можно было сразу взять, вне очереди так сказать, по принципу «закрытых распродаж». Боюсь, что карантин решил судьбу и этого клуба.
Я же во время карантина вступила в сообщество модераторов книжных клубов, читала об их опыте и истории, пыталась понять, насколько это применимо к нашим условиям (в сообществе много зарубежных русскоязычных клубов, но, как я поняла, они всё-таки в довольно крупных городах), завидовала. Они продолжали собираться онлайн во время карантина, мне этот формат казался вполне подходящим, тем более что у некоторых клубов он был постоянным ещё до карантина. Хотя вот fringilla_pinso хотела было провести такую зум-встречу своего книжного клуба в Королёве, но так и не сложилось.
Все эти клубы действуют по традиционному принципу – участники читают одну и ту же книгу, и на собрании её обсуждают. И естественно, на таком собрании есть ведущий. И вот мне было очень интересно, каким образом ведущий готовится к собранию и его ведёт. Но для начала надо было принять участие в каком-нибудь собрании. Поэтому когда я увидела объявление о том, что Редакция Елены Шубиной решила организовать читательский клуб «Читаем с редактором», я немедленно записалась. Для обсуждения предлагалась книга Евгения Чижова «Собиратель рая».

Книга: "Собиратель рая" - Евгений Чижов. Купить книгу, читать рецензии |  ISBN 978-5-17-117443-9 | Лабиринт

Ему конечно не повезло – я стала его читать после двух месяцев непрерывного чтения высококачественной литературы. Но, думаю, книга мне и при других обстоятельствах не понравилась бы.
Она не понравилась мне прямо с начала, после двух месяцев читательского счастья я загрустила и  начала думать, что не успею её дочитать ко дню собрания клуба. И какой тогда смысл участвовать? Но мироздание, видно, хотело, чтобы я поучаствовала – в день собрания у меня отменились два урока подряд (чему я обычно никогда не рада), поэтому в высвободившиеся часы я книгу закончила.
Это история, которая происходит в конце девяностых-начале двухтысячных (автор нигде это не прописывает, но по деталям можно вычислить – непонятно, кстати, зачем напрягать этим читателя, на вневременную история не тянет). Слово «история» уже неправильно – там происходят события, но нельзя сказать, что есть чётко выписанный сюжет.
Центральный персонаж - Кирилл, молодой человек, живущий в Москве со своей матерью, рано вышедшим на пенсию юристом. Этот преждевременный выход на пенсию объясняется тем, что у матери Альцгеймер, её память всё ненадёжнее, всё чаще ей кажется, что она находится в каких-то прежних годах своей жизни. А страсть, «профессия» и талант Кирилла – отыскивать на барахолках старые никому не нужные «вещички», истинная ценность которых видна только ему и которые он потом продаёт, даёт напрокат или дарит своим приятелям, наряжая их и превращая в персонажей из прошлого. У него даже кличка Король, и, разумеется, своя свита. Такая ситуация – отношения сына и матери с прошлым – могла бы показаться парадоксальной, если бы не была авторской аллегорией, ради которой и написана книга.
Тем там немало можно обсудить – о памяти, ностальгии, отношениях со временем, страхе смерти и болезни, о разных аспектах человеческих отношений. Проблема в том, что обсуждать обычно хочется, если книга увлекла и хорошо написана. Я этого, увы, сказать не могу. Язык автора критиковать не за что (особо восхищаться тоже нечем), но вот в персонажей и некоторые ситуации я не верю. Не вижу никакой харизмы у Кирилла, чтобы он вдруг стал Королём со свитой,  очень многое показалось умозрительным, то есть намерение автора вижу, но поступкам героев не верю.
Вот с такими мыслями я подключилась к конференции в зуме. Собрание вела редактор книги, присутствовало человек двадцать или тридцать, некоторых сразу представили как книжных блогеров и то ли журналистов то ли литературных критиков. Это правильно, нельзя же давать зависать обсуждению, вот этим людям сначала и предоставили слово. И также заранее было ясно, что редактор и эти запланированные выступающие настроены по отношению к книге положительно. Правда, они так разговорились, что когда обычные читатели (которых, как я думаю, было подавляющее меньшинство) попытались вступить в разговор, это было непросто – на поднятые руки реакции не было (не виню ведущую, это действительно сложно), пришлось включать микрофон и просто перебивать. Сначала я хотела только послушать, не делиться своим негативом с заинтересованными и восхищёнными лицами, к тому же на одной из заставок отключённой камеры я увидела имя и фамилию автора – я никогда в присутствии автора не буду плохо говорить о книге, что бы я о ней ни думала. Но потом некоторые высказывания общего порядка меня задели, так что я всё-таки взяла слово – но скорее, чтобы говорить о проблемах, а не о книге. В самом конце собрания автор открыл личико и тоже выступил, ответив на некоторые вопросы в частности.
В общем, формат онлайн мне понравился, как я и думала, а вот формат «читаем с редактором», особенно в присутствии автора, всё-таки не даёт возможности высказаться вполне свободно. Из положительного - предсказуемо, очень понравилось слушать других "не подсадных" читателей и некоторых блогеров тоже, даже если моё мнение с их не совпадало.
Буду искать дальше (сама я вряд ли смогу что-нибудь организовать).
Iana4

A very British autumn

Вопрос «Что бы почитать?» встаёт передо мной так же, как перед всеми. Связан он в моём случае с тем, чтобы, как только я закончила очередную книжку, правильно выбрать из имеющихся следующую, то есть для меня этот вопрос скорее звучит «Что бы почитать дальше?»
Что именно в конечном счёте влияет на этот выбор и определяет его, я так за всю жизнь и не поняла, а хотела бы. Я пыталась придумывать правила и алгоритмы: сразу прочитывать только купленную книжку, чередовать языки чтения и жанры, устраивать «тематические забеги» – ничего не работает. Некоторые книжки прямо зовут за собой другие, а то вдруг хочется «почитать вокруг» или других книг того же писателя, но бывает и наоборот, когда хочется сделать перерыв и почитать что-то совсем противоположное. Эмоциональное состояние тоже на многое влияет – иногда я нахожусь на таком нервном взводе, что читать могу только [самоцензура].

Не так уж много очень хороших книжек у меня было в последнее время, сначала я хотела выбрать самое лучшее, потом – вне всякой очереди написать про последний роман Клемантины Бове, который вышел ещё в августе, и его-то я купила и прочла сразу. Но тут у меня вдруг сам собой сложился такой фактически флеш-рояль (авторов четверо, но один идет за двоих), что тема поста как бы очевидна.
Начала я с последней книги Гэлбрайта (alias Роулинг) Troubled blood, вслед за ней – The Constant Rabbit Джаспера Ффорде, потом Transcription Кейт Аткинсон (это роман 2018 года,  её предпоследний, последний - №5 из серии про Броуди - я читала в прошлом году). Поставив в Гудридзах третью подряд оценку 5/5, я вдруг поняла, что в этом нет ничего удивительного, ведь по случайному совпадению я читала одним за другим всех самых моих любимых английских авторов – вот спроси меня про самых любимых, я всегда именно этих и назову. А не хватает в этом списке Джонатана Коу. И тут опять совпадение – Аткинсон я закончила читать 13 ноября, а оказывается, 5 ноября у Коу вышел новый роман Mr Wilder and Me. Я обрадовалась, но сначала решила прочитать нечитаный, как обнаружилось (а я-то была уверена в обратном!) The Rotters’ Club.
Вот про них всех вместе я и напишу.


Robert Galbraith Troubled Blood
Troubled Blood
Collapse )

Jasper Fforde The Constant Rabbit
The Constant Rabbit: The Sunday Times bestseller (English Edition) par [Jasper Fforde]
Collapse )

Kate Atkinson Transcription
Transcription (English Edition) par [Kate Atkinson]
Collapse )
Jonathan Coe The Rotters’ Club
The-rotters-club.jpg
Collapse )

Вот такие два прекраснейших читательских месяца у меня были. И что же дальше? Они могли бы продолжаться – у The Rotters’ Club есть сиквел, The Closed Circle (есть ещё один, Middle England, но его я уже читала), ещё не прочитан The Ickabog Роулинг и прямо тянет ко мне свои страницы L’Anomalie Hervé Le Tellier.
А что делаю я? В последний момент записываюсь на встречу книжного клуба одного издательства и в срочном порядке начинаю читать «Собирателя рая» Евгения Чижова. Может, книжка и хорошая, но планка была высока – во всяком случае книжка пока что не затягивает, и «внутрь» точно не хочется, хоть действие и происходит в Москве, до завтрашнего вечера я её точно не успею прочесть (этот пост – отчасти отлынивание от Чижова).